rilliyah: (smile-no-glasses)
Программа переквалификации всегда была и считалась тяжелой и очень сильно отнимающей жизнь в процессе. Но в этот раз мы всех переплюнули :) Если раньше у руководства школы и у людей, сидящих в гос.управлении медсестрами, еще были какие-то иллюзии по поводу того, что нашу драконовскую программу переквалификации можно, напрягшись, пройти за 2 года, то сейчас уже точно никаких сомнений не осталось.

У нас физически нет времени ни на некоторые предметы, которые мы не успели пройти, ни на некоторые из экзаменов, которые надо сдать. Ближайшие полгода мы учимся по 5-6 раз в неделю, экзамены у нас по-прежнему остаются каждую неделю-две, и это при том, что мы уже приближаемся к финишной прямой, экзамены сейчас на носу большие, которые подводят уже итог всему обучению. В декабре начинается стаж. Просто для примера - на подготовку к экзамену, который является полной симуляцией гос.экзамена на лицензию у нас есть ровно 2 недели после предыдущего экзамена, на фоне стажа+ учебы 5 раз в неделю. Уже даже никто не заикается о работе, семье, детях. Каждый, кто сейчас спотыкается с экзаменом или на практике, автоматически переводится сдавать гос.экзамен на лицензию на полгода позже. И даже не потому что они такие злые, а потому что, опять же, физически нет времени дать возможность людям пересдать, некуда пихать в расписание.

Некоторые другие школы, в которых набрали группы одновременно с нами на "экспериментальную" программу за 2 года, уже давно забили на это и перевели наших собратьев по несчастью на 2.5 года, что позволяет немного разгрузить. Мы решили биться до последнего, ибо мысль о том, что все это будет длиться еще год, а не полгода - невыносима ни для кого. Но от напряжения уже пар из ушей валит. А оно все продолжает нарастать. Хотя казалось бы, куда еще? :)

PS: Зато получила одноразовый приз-стипендию за отличную учебу и социальный вклад. Немного, но приятно :) Френды в ФБ уже видели, но я хочу себе и здесь тоже на память оставить. Имя, конечно, как всегда написали с ошибкой, но я к этому привычна :)
rilliyah: (Default)
Это, кажется, все-таки не мое.
С новорожденными было мило, но скучно и ужасно монотонно.

В послеродовом отделении тоже скучно. В большинстве своем, роженицы - здоровые и самостоятельные пациентки, и это хорошо. Но мне, как потенциальной медсестре, с ними реально нечего делать. Замерить давление-пульс, температуру, изредка взять анализы крови и посидеть минут 10 с длинным инструктажем по поводу основных важных моментов в течение послеродового периода - вот и все, это максимум задач на один день. Они сами себя обслуживают, целый день ходят-гуляют, и даже в тех редких случаях, когда от них что-нибудь надо - приходится за ними гоняться и искать.

Отделение для беременных с высоким риском - более интересное, но тяжелое. Многие пациентки там со страшными историями, причем часто и молодые, и без факторов риска, и с успешными беременностями и родами в прошлом. Мнительным женщинам туда нельзя, иначе потом очень страшно своих детей заводить. Может быть, легче тем, кто плод не воспринимает как полноценную жизнь и как ребенка, пока он внутри... Но я не из таких, и у меня каждый раз мороз по коже от каждого обсуждения случая из разряда "ну да, у этой пациентки это не обсуждается, но вообще обычно в таких случаях сразу рекомендуют прерывание беременности, т.к. у таких близнецов больше шансов умереть в утробе, чем выжить". А речь идет о пока что здоровых и нормальных детях, у которых риск очень высокий статистически, т.е. может все закончиться печально. А может и нет. Но статистика плохая. Брррррр.

Зато центр естественных родов в нашей больнице - просто прелесть :) По стечению обстоятельств, 2 из 3 наших основных учительниц-акушерок в школе - были основательницами этого центра 9 лет назад, идейными вдохновителями, разработчиками, и вплоть до сегодняшнего дня активными участницами. Теперь я понимаю откуда ноги растут у многих дырок в наших головах, которые они нам пробивают на уроках :)

Хорошо то, что осталась всего неделя практики, включая ночную смену наедине с акушеркой в родильной палате (уф!). Но напрягает то, что вчера нам сообщили, что нам еще надо делать симуляции по принятию родов в срочных ситуациях, и еще пройти курс подготовки к родам (обычный, как пары проходят), а это еще на несколько недель затянется, и помимо 2 больших работ еще одну в конце курса написать, и еще каких-то часов нам все равно не хватит... Иногда мне кажется, что в нашей школе все-таки слегка перебарщивают с важностью и требованиями именно в этой области. А ведь далеко не все студенты пойдут учиться на акушеров/акушерок или вообще работать в женские отделения...
rilliyah: (Default)
Synopsis of Psychiatry - это один из самых интересных учебников, что у меня когда-либо были. Впервые я в него погрузилась еще летом, когда проходила практику в психиатрии, на волне своей внутренней борьбы и поиска несуществующих ответов на вопросы.

Теперь я его активно читаю в рамках подготовки к экзамену по психиатрии.
Есть только одна маленькая проблемка - я читаю главы, которые мне для экзамена нафиг не нужны :)
Потому что интересно! Написано очень удобным и дружественным языком, с картинками, с описаниями клинических случаев из реальной жизни. (В отличие от Psychiatric Mental Health Nursing, который у меня даже под нажимом не идет.)

Эх. Вот будет когда-нибудь на старости побольше свободного времени, можно не только детективы читать :)
rilliyah: (Default)
Акушерство и гинекология. Начинаю ее с полутора недель в отделении с новорожденными. Как и в прошлый раз, для меня предыдущая практика плавно перетекает в нынешнюю.

Пока полет нормальный, малютки смешные, но очень хочется их всех воссоединить с мамами, как-то это ощущается неправильным и неестественным, когда такие малюсенькие лежат одни. Особенно после того как нам на всех возможных предметах дырку в голове сделали установлением связи между родителями и ребенком, важностью постоянного контакта и присутствия, тем, как все это влияет на развитие ребенка и т.п.

Получаем детей с возраста 1 час :) Проверяем их, заводим на них дела и карточки, делаем прививки, проводим первые в их жизни купания и впервые надеваем на них одежду, держим и успокаиваем, когда они недовольны и голодны (а мамы все еще не поступили в отделение, поэтому их все еще нельзя к ним отправить). Несколько дней проведем также в отделении, где новорожденные не совсем здоровые или с какими-нибудь осложнениями. Но в интенсивную терапию нам не доведется попасть.

В программе полторы недели с новорожденными, неделя с роженицами, неделя с беременными с высоким риском, и еще отдельно где-то непонятно где, полноценная смена с акушеркой в родильном. Никто из френдесс в ближайшее время рожать в нашей больнице не собирается?? :)
rilliyah: (Default)
Довелось мне провести день в операционной.

Я в операционной раньше никогда не была, но очень хотела, поэтому морда такая довольная :)
Еще бы! Весь день стояла и дышала в плечо и в затылок хирургам, наблюдала за каждым их действием либо своими глазами с расстояния полметра максимум, либо на большом экране в отличном разрешении (если это была лапароскопия).

Моей 11-месячной пациентке, которую я вела всю неделю, делали операцию по установке "порта" для дальнейших курсов химиотерапии. И я попросилась присутствовать на операции. Было очень странно видеть эту живую и подвижную девочку, которая в обычное время ни секунды не сидит на месте, на операционном столе, с тубусом, заклеенными глазами, под общим наркозом. Слава Богу, операция прошла успешно, я с ней и ее мамой была и в послеоперационной, пока девочка приходила в себя после наркоза. Причем мне довелось ее маме сообщить, что все прошло хорошо и без осложнений, на таких маленьких операциях, видимо, хирурги этого не делают.


Рентгеновский снимок справа - как раз после вставления порта. Кстати, у детских хирургов даже свинцовые фартуки для рентгена - яркие, рисованые, в цветочек. Прикольные.

Дальше... )
rilliyah: (Default)
Я опять ошибалась. Я думала, что мне будет трудно с детьми, что я буду себя чувствовать с ними неуверенно из-за того, что у меня мало опыта. Я думала, что морально мне будет трудно с болеющими беспомощными детьми и их лечением.

Оказалось, что это не так. С детьми не так сложно. Дети понятные и искренние, дети не прячут своих чувств и с ними не нужно угадывать, что именно они ощущают и что нужно делать. На меня все пациенты разных возрастов реагировали хорошо. Ребенка, даже если ему плохо и больно, можно отвлечь, его довольно легко утешить. С ними просто нужно быть еще открытее и нежнее, и тогда обычная работа медсестры мало чем отличается от других отделений. Зато когда дети чувствуют себя лучше, их радость, их контакт, их смех и заглядывание в глаза, все настолько искренни и чисты, они не помнят вчерашнее страдание, они живут нынешним моментом, в котором все хорошо.

Самые беспомощные в детском отделении - не дети, а их родители. Взрослые люди, которых рвет на части от любви и жалости к своему ребенку, которых разрывает изнутри ощущение несправедливости и беспомощности, вины и обвинения окружающих, ответственности за самое дорогое и любимое, что у них есть, и при этом неспособности и бессилия повлиять. И они, в отличие от детей, понимают. Взрослые понимают, что такое рак и метастазы, что такое агрессивная химиотерапия, что означает плохой прогноз и низкая выживаемость. Они отвлекаются от тяжелых мыслей лишь на короткое время, и визит медицинского клоуна с 10 до 12 не решает всех проблем и тяжелых дум и чувств. Они окружают своих детей заботой и любовью, любовь из них сочится каждую секунду, в каждом из миллиона поцелуев, объятий, вдохов, но эта любовь смешана с таким количеством разрушающей боли...

Именно работа с родителями - самая тяжелая часть, а не сами больные дети. Поддержка, объяснения, беседы, возможность дать выговориться или выплакаться, возможность дать выход всем накопившимся смешанным и ярким чувствам, сопровождение на тяжелые процедуры и операции, разговоры, в которых люди выплескивают самое сокровенное и болезненное, а назавтра все снова по новой... Ощущение безумной важности этой поддержки, ответственности и необходимости быть рядом, чувство собственной неожиданной нужности и причастности. Наверное, в таких отделениях работают из-за них, а не только потому что "очень любят детей".

ЗНВ

20/9/13 00:38
rilliyah: (Default)
Стоило мне несколько месяцев назад сходить на курс "освежения" знаний о вождении и слегка возгордиться тем, что среди всех водителей с 5-летним стажем я там одна из единиц, кто за эти 5 лет не сделал аварии, как вот она вот она рыба моей мечты, авария. Ибо задранный нос всегда будет опущен. Хотя само происшествие ерундовое, ничего опасного я не делала, просто в утреннем щемлении в дурацкой пробке неудачно попыталась обогнуть другую машину и поскребла ему немного задний бампер. У него - царапины на бампере, даже без вмятины. У меня - небольшие вмятинки на дверях, с которыми я, видимо, буду продолжать ездить, не страшно. Но неприятно.

Еще неприятнее то, что теперь надо платить :) Хотя платить я готова, но человек, видимо, пытается слупить с меня больше денег, чем там реально повреждений. И это неприятно, хотелось страховку не задействовать, но, видимо, придется.

Фото вражеских повреждений )

Я показывала фото своему механику в гараже, и на форум автомобилистов запостила. По идее, починка здесь вполне может ограничиться покраской бампера, которая стоит около 500 шек. Но владелец мне написал, что был в гараже и самое меньшее что ему предложили по цене - это 1700 шек. Я уже подумала, что это стоимость замены бампера, но нет, он говорит, что ремонта. За какой такой "ремонт" царапин можно драть такие деньги я плохо понимаю (там и царапин тех, небось, кот наплакал, если следы моей серой краски удалить), но это уже будет выясняться на следующей неделе. Ох как не хочется с этим всем возиться.
Tags:
rilliyah: (smile-no-glasses)
Это я думала, что закончила практику по психиатрии. Психиатрия не закончила со мной!

Первый же пациент в детском отделении - 15-летний религиозный парень с нарушениями пищевого поведения, элементами обсессивно-компульсивного расстройства, на антипсихотических лекарствах, наблюдающийся в соответствующих клиниках... и вообще, судя по тому как у него все это прогрессирует, и в будущем во взрослом возрасте у него есть шансы продолжать общение с некоторыми заведениями психиатрического здравоохранения. Изучала описания и заключения психиатров и психологов, чувствовала себя будто просто плавно продолжаю практику в психиатрии, хоть и сменились декорации.

Вообще впечатления от детского отделения неоднозначные пока.
Вроде бы много интересных случаев и приятный персонал. В детском корпусе вообще находиться приятно - все новенькое, все цветное, все продуманно. Распорядок дня отличается от взрослых отделений тем, что он намного более гибкий, под детей стараются подстраиваться насколько это возможно. И все лекарства и все процедуры делаются всегда в процедурном кабинете, ничего не делается прямо у кровати пациента, как мы привыкли со взрослыми, потому что кровать и комната должны оставаться для ребенка безопасным местом.

Но как-то не лежит пока душа к этому отделению.
Морально оно тяжелое, множество душераздирающих историй, около 80% госпитализированных там детей вряд ли выйдут из больницы. Нелегко видеть страдающих беспомощных пациентов, а дети всегда беспомощны.
Много рака, много опухолей. А то, что не рак, то сильные ожоги, требующие пересадки кожи; другие тяжелые хронические болезни, с которыми они будут мучаться всю жизнь, причем в некоторых случаях жизнь будет не очень долгой и не очень комфортной. Некоторые лечатся целыми семьями, если речь о генетических болезнях. Есть несколько взрослых с болезнями,  которые считаются специализацией детских врачей (например, цистический фиброз), поэтому они так до конца и лечатся и госпитализируются в детских отделениях. 

Около 3/4 пациентов составляют арабы с территорий и из Газы, при этом разговорный иврит знают лишь единицы. Некоторые практически живут в больнице, потому что отпустить на короткий промежуток времени домой их не могут, т.к. потом у них занимает много времени снова получить разрешение на пересечение границы и возвращение в Израиль, так и остаются годами. Есть такие дети, которые у себя дома в Газе только родились, и с тех пор только в Израиле и были. Порождает это и ряд других проблем - например, когда есть очень-очень больные дети и недобросовестные родители, которые за детьми не ухаживают, не помогают лечению, пассивно вредят, обманывают медперсонал по непонятным причинам, но и сделать с этим ничего нельзя, потому что они граждане Палестинской автономии, и наши социальные и юридические силы здесь бессильны. Дети обрастают осложнениями и проходят разные трудные и болезненные процедуры, которых можно было бы избежать.

В общем, тоже своеобразная специфика, и пока что меня не очень привлекает. Хотя, помня, как я страдала в первые недели в психиатрии, и как потом постепенно поняла и прониклась, не зарекаюсь. Немного опасаюсь более маленьких пациентов, которых наверняка еще получу, потому что опыт с детьми у меня ограничивается только собственными племянниками, которым я хоть и была в прошлом практически 24-часовой нянькой, но это ж все равно мои племяши, как-то это по-другому. А как чужих детей уговаривать принимать лекарства, ставить капельницы, обрабатывать раны, делать процедуры? Как с ними общаться? Как самой при этом улыбаться и излучать позитив, когда ребенку плохо, он плачет, и ему в этом возрасте еще не объяснить что так надо, что это для его же блага? И у них это не разовая прививка раз в несколько месяцев, это больница и полноценная госпитализация со всеми вытекающими.
rilliyah: (Default)
с одной из прогулок по городу









Tags:
rilliyah: (smile-no-glasses)
Как гласит народная мудрость, казах без понтов - беспонтовый казах.

Любовь к эппловской продукции заполонила и казахстанский рынок тоже - айфоны, айпэды, айподы. Все хотят стать обладателями характерного айфоновского звоночка, примкнуть к группе богатых и знаменитых, почувствовать себя частью. Брэнд, имидж, пляски с бубном вокругз айтюнза в попытке обеспечить себя музыкой. И плевать, что вожделенный айфон стоит примерно 1.5 казахстанские средние зарплаты, ведь если с телефоном человеку кажется, что он обретает статус - имидж всё, и засохни, Спрайт.

Причем, как известно, чтобы скачивать приложения из эпп-стора, требуется завести себе Apple-ID. А тут обычных казахстанских пользователей поджидает другая засада - для регистрации эппловского ID обязательно требуется ввести номер действующего платежного средства. Так, мелочь, Visa или MasterCard, всего-то делов. Забудь, что ты свой товар уже купил. Пока не оставишь в корпоративной памяти номер карты, подлый эппл не позволит скачивать бесплатные приложения, как бы забавно это ни звучало.

А вот как раз безнал в Казахстане до сих пор не очень распространен. Хотя в последние годы это начало постепенно меняться, в большинстве своем, казахстанцам по-прежнему удобнее и милее оплачивать товары и услуги шелестящими купюрами. Если и пользуются картами, то обычно это дебетные карты, да и с теми регулярно приходится искать ближайший банкомат, чтобы снять денег и заплатить в магазине, в котором карты не принимают.

В общем, количество айфонов значительно превышает количество карт в обиходе. Да и половина пользователей - подростки. Но чтобы отсутствие кредиток остановило в погоне за статусом? Никак нет! Люди хотят и будут пользоваться бесплатными приложениями! Для этого в городе существует множество точек, куда счастливый обладатель айфона может принести свой статус-мобил, и где за неумеренную плату ему его взломают и позакачивают приложений из имеющегося меню на его выбор. Ну а что, если готов полторы зарплаты заплатить за телефон, то и еще 100 баксов сможешь вывалить чтобы программками обзавестись (сэкономишь потом на еде или одежде, не беда). Ну да, потеряешь при этом гарантийное обслуживание, но в конце концов список поломок возглавляют разбитые экраны, а они все равно гарантийному обслуживанию не подлежат.

Столько гемора и столько ходов - и это только чтобы начать нормально пользоваться трубой. Зато никто в интернете не посмеется злобной картинкой "кто покупает самсунг? тот, у кого нет денег на айфон". Копив кучу месяцев, взломав телефон в спец."точке", теперь ты довольный пользователь, труба приятным кирпичом лежит в кармане, а ее пиликанье сразу показывает твой статус.

Но эппл, конечно, круты. Им удается заставлять людей работать на технику, а не технику на людей. И это безумие характерно не только для Казахстана.
Tags:
rilliyah: (Default)
С другой стороны, когда много раз собираешь себя заново по кусочкам, может это не так уж и плохо. Может, в конечном счете собирается что-то новое. Лучшее.

Практика закончилась. Формально она не отличалась чем-то потрясающе выдающимся. Но эта практика была одной из самых интенсивных для меня, одной из самых непростых морально и внутренне-переворотных. Но вместе с тем, когда получается разрешить внутренние конфликты, когда начинаешь немного иначе, глубже и мудрее смотреть на вещи, становится легче и открываются новые элементы и новые перспективы.

Очень повезло с инструктором. Благодаря нему, обучение получилось куда глубже, чем могло бы быть. Он регулярно подбрасывал пищу для размышлений, иногда сознательно поднимая непростые этические дилеммы, иногда, может, даже ненамеренно, бросив какую-нибудь фразу или рассказав какой-нибудь эпизод. Другие студенты, наверное, даже внимания на это не обращали, а мой мозг цеплялся за все. И перерабатывал-перерабатывал, искал, изучал, снова перерабатывал.

Я очень довольна. Со скрежетом на зубах, слезами, эмоциями, разворошиванием дальних уголков души, изменениями во взглядах и мыслях, но это было мне важно. И нужно. Думаю, что мое переваривание и осмысливание еще отнюдь не закончилось, хотя практика уже да...
rilliyah: (Default)
Иногда, когда я подолгу нахожусь среди женщин, особенно в закрытом пространстве (например, при поездке на машине или в гостях, когда бежать вроде как некуда), мне кажется, что мои мозги взорвутся. Я и сама люблю иногда потрепаться, но мое "потрепаться" у большинства это только разогрев.
Мужики, конечно, тоже болтливые встречаются, но даже у болтливых мужиков, по-моему, соотношение ненужных слов и ненужной информации к сути того, что хотели сказать, лучше. А женщины частенько просто мыслят вслух, в результате разговор превращается в поток сознания. Так и хочется иногда попросить сначала подумать, заранее прийти к выводу и только потом озвучивать... (так полчаса потока сознания можно было бы сократить до нескольких предложений). Ну или хотя бы просто посчитать до 10, чтобы разгрузить слушателей :)

И, кстати, да, запас памяти у нас очень ограничен, и иногда становится жалко, какие вещи, возможно, вытесняются новой ненужной информацией.
Но кто об этом может сказать лучше, чем доктор Кокс? :)

Tags:
rilliyah: (Default)
Практика двигается потихоньку. Психиатрия - несомненно, одна из интереснейших областей, если говорить о самих расстройствах, проявлениях, диагностике, теории и литературе. Но это совсем другой компот, когда имеешь дело с пациентами в психиатрическом отделении, особенно в закрытом. Хотя закрытое отделение в нашей больнице считается "мягким" относительно некоторых других мест, но все равно столько всего специфического, с чем я больше особо нигде не сталкиваюсь.

Например )

Были также в центре пищевых расстройств, где лечатся больные анорексией, булимией и прочими видами. Тоже очень невеселое место, где лечат серьезные психические проблемы. Там, хоть и понимаешь что у всех мер и санкций есть причина и за этим стоит какой-то рационал, со стороны все равно выглядит очень диким то, что взрослых самостоятельных людей нужно ТАК контролировать, шпынять, обыскивать и держать при такой, сильно напоминающей тюремную, дисциплине.

Интересно было посмотреть и на элетрошоковую терапию в действии. Электричество, электроды к вискам, электроэнцефалограмма строчит рядом, все как полагается. Само собой, выглядит это не так драматично, как любят показывать в фильмах, поскольку делается под полной анестезией, чтобы люди не чувствовали боли, к тому же с лекарствами, которые расслабляют мышцы и предотвращают конвульсии. Да и пациенты в большинстве случаев идут на это по своему согласию, знают что их ждет и не сопротивляются. Но тоже оставляет своеобразное впечатление.

В целом, я поняла, что для того чтобы работать в психиатрии, нужно иметь для этого какой-то определенный склад характера, очень здравую порцию циничности и уверенность в собственном психическом здоровье. Потому что даже за несколько недель нахождения там, грани нормы размываются, а что происходит за несколько лет? Да и пациенты совсем другие, потому что психические болезни - они тоже совсем другие, большинство из них не будут излечены и не будут вести "обычный\нормальный" образ жизни, и все это будет длиться долгие-долгие годы, они будут возвращаться снова и снова, все в худшем и в худшем состоянии.

Мне психиатрия, скорее всего, не подходит. По многим причинам, но при этом перечисленные мною выше даже не главные. Основная - это то, что мне очень трудно дается смотреть на этих пациентов, на их ограничения внутренние и внешние, на их страдания и старания, за многих прямо сердце сжимается и слезы на глаза наворачиваются. Какие-то истории больно тыкают по чувствительным точкам в душе и навевают болезненные воспоминания, а также мысли, к которым совсем не хочется возвращаться. Другие - душераздирающи сами по себе, и ты становишься их свидетелем и даже участником, при этом без реальной возможности помочь, просто потому что "истории успеха" в психиатрии весьма условно можно назвать успехом. Мне с этим трудно примириться, где-то на базовом уровне. Некомфортно полностью отказаться от понятий "черного" и "белого", и все время жить и мыслить в какой-то серой зоне. Мне легче дается заботиться о больных, даже тяжелобольных, но телом, а не душой. Там, где можно попытаться что-то сделать и предпринять, а во многих случаях и увидеть и почувствовать результат. Там, где не надо собирать результаты и удовлетворенность от своей работы по крупицам, и не надо раз за разом собирать заново себя.
rilliyah: (smile-no-glasses)
К концу третьей недели практики в психиатрии я окончательно поняла, что начала привязываться к своему инструктору.
Я, конечно, и в целом такая, привязчивая :) Но иногда действительно встречаешь людей, с которыми комфортно и с которыми хочется общаться больше...
В общем, я не удержалась, добавилась к нему в одной из социальных сетей, случайно обнаружила общих френдов, а потом вышла на его сайты, блоги, ЖЖ... В результате уже третий час подряд сижу в ночи и читаю взахлеб. То переживаю, то хихикаю. Давно со мной такого не случалось, особенно с тех пор как интернет стал периодическим и редким развлечением. Поражена глубиной, талантом, чувствами, историей, языком, слогом, чувством юмора.

Подумалось, что если бы не виртуальная реальность, то на следующей неделе мы бы просто попрощались. Возможно, с сожалением. Я, по крайней мере :) Но я бы никогда не имела возможности узнать этого человека с какой-либо еще стороны, вряд ли бы мы пересеклись еще по жизни, в разных кругах вращаемся и слишком разные интересы имеем. Но, я была бы не я, "если бы не виртуальная реальность" уже в который раз, так что повезло :)

На всякий случай, эта запись пока под замком. Не хочу ставить его в неудобное положение, если случайно забредет в мою уютную ЖЖшечку. А то человеку еще отзывы на нас писать, оценки нам ставить, а я тут со своим восхищением... :)
Tags:
rilliyah: (Default)
Отделение интересное. Мужское. Есть "открытое" отделение, где пациенты лежат, в основном, по своей воле и в большинстве своем довольно спокойны и уравновешенны, и "закрытое", где находятся пациенты в более острых состояниях различных расстройств, и в основном госпитализированы принудительно.

Честно говоря, закрытое отделение у меня вызвало больше эмоций, чем я сама того ожидала. В основном, негативных. Трудно перевариваю вот так вот запертых и в значительной степени беспомощных людей, хоть и нахожусь по ту сторону баррикад, которая оказывает помощь и лечение, и понимаю, что все это не просто так, и для их же блага, а все равно... Для многих там это натуральная тюрьма. 4 стены, в которых им абсолютно нечего делать, практически отсутствует связь с внешним миром, и они окружены еще парой десятков людей в не менее легких состояниях. Возможно, личный опыт и мрачные истории из прошлого не помогают, а наоборот, мешают мне в этом плане. Как-то грустно...

С инструктором повезло, в очередной раз. Милый, спокойный, очень нордического склада характера медбрат.
Посмотрим, чему он нас научит, и какая у меня сложится динамика в отношениях с отделением, пациентами, и вообще всей этой областью... Но первый день меня как-то неожиданно ткнул в чувствительные точки.
rilliyah: (Default)
Практика закончилась довольно благополучно, и мне очень понравилось, не смотря на технические сложности (нас было очень много, а инструкторов было очень мало).
Не исключаю, что именно в приемном покое захочу работать после окончания учебы, хотя, само собой, у меня есть еще время над этим поразмышлять.

Было бодро, было интересно, мне понравилась атмосфера движения и экшена, и я не напрягаюсь от этого экшена (многие студенты сразу понимают, что такая атмосфера бардака и давления им не подходит, начинают напрягаться, теряться и тормозить). Инструкторы меня похвалили за энтузиазм и инициативность, сказали, что со мной чувствовалось, что мне это все интересно и я там тусуюсь не просто так для галочки. Похвалили, что я себе всегда находила интересное занятие или зрелище, а не стояла как истукан и не ждала пока инструкторы со мной понянчатся :) Это приятно. Оценки будут еще не скоро, но я думаю, что все будет нормально.

Под конец выяснилось, что мне еще дико повезло, что я успела пройти эту практику, потому что приемный покой окончательно сломился под напором учебных заведений - в него прибывают и прибывают студенты отовсюду - из нашей школы + из больницы Вольфсон + из 5-6 колледжей в центре страны + медсестры, которые проходят курс специализации по скорой медицинской помощи + парамедики... А инструкторов на весь приемный покой у нас 2.5, да и даже если бы было больше инструкторов, приемный покой не может принять такое количество обучаемых одновременно. В результате, наши следующие группы уже не будут проходить там "нормальную" практику, а у них будет какая-то странная программа, которая будет включать в себя половину дней просто наблюдения в приемном покое, и еще половина дней у них будут различные симуляции и клинические обсуждения. Короче, может и не так все плохо, но я лично рада, что успела по-человечески потусоваться и поактивничать в миюне как полагается :)

Завтра начинаю новую практику - в психиатрии. Тоже должно быть весело. С учетом того, что приемный покой все называют дурдомом, переход получается плавным :))
rilliyah: (Default)
Вчера полдня провела на симуляции врачей в реанимационной комнате. Врачи, кстати хорошие и уже не малоопытные, то впечатляли деловитостью, то удивляли некоторыми базовыми ошибками, за которые нам, медсестрам, на такой же симуляции, дали бы в тыкву :) Но в целом прикольно, разные случаи разбирали, в одном из них правда они сначала чуть не угробили куклу-пациентку, но потом мы всеобщими усилиями ее все-таки спасли.

Потом была пациентка с подозрением на сепсис. С хардкорными некротическими пролежнями, черными, с кучей гноя и адским запахом. Настолько адским, что когда ее пришел осмотреть хирург, он сначала чуть не потерял сознание от этой вони, потом долго пытался снова развернуть простыню, но у него не получалось. После этого он даже сходил за маской, и в маске тоже еле-еле сумел осмотреть раны. Сбежал очень быстро. А я полчаса вокруг ее ног крутилась до него, и терпела :)
К сожалению, хирург-ортопед позже порекомендовал для этой пациентки ампутацию одной ноги выше колена... И это еще сначала надо убедиться, что антибиотики ее из сепсиса вытащат.

Сегодня была пациентка с трубкой в животе из-за удаленного ракового пищевода, с метастазами по всему телу, кучей болезней, которые ее семья от нее вообще, кажется, скрывает (с состоянием сознания у нее не совсем понятно что - то ли деменция, то ли не деменция, но диагноз соответствующий отсутствует). Она уже по сути только на поддерживающем лечении, а реального лечения болезням и раку уже никто не будет делать... Тоже грустно.

На фоне этого нас грузят написанием программ лечения, которые отличаются от аналогичных программ в других отделениях, и лично у меня уходит несколько часов на каждую. Плюс дополнительные домашние задания, индивидуально для каждого. Плюс другие студенты сеят смуту и панику в рядах, напрягая и заставляя нервничать друг друга. Взъелись на одну из наших инструкторов и гонят на нее бочку как ненормальные, хотя она нам на самом деле НИЧЕГО плохого не сделала, вообще и никогда. Я не понимаю, им, видимо, нужен обязательно хоть какой-то объект для ненависти.

В общем, последняя неделя проходит как-то менее кайфово чем хотелось бы... Но уходить из приемного покоя все равно не хочется :)
rilliyah: (Default)
Практика в приемном покое пролетела очень быстро.

Она и сама по себе короткая, всего 4 недели. И она мне очень нравилась. Активный режим мне все-таки подходит, и в сложных напряженных ситуациях мне вроде бы удается сохранять спокойствие, не впадать в панику и не поддаваться эмоциям.

В приемном покое у меня немного больше ощущения того, что я реально что-то делаю для пациентов. Далеко не всем и не всегда начинают лечение прямо на месте до госпитализации, но если начинают, то это обычно что-то, результаты чего будут понятны и видны через относительно короткий промежуток времени. В отличие от, к примеру, общей терапии, где все лекарства и процедуры безумно важны, конечно, но поскольку подавляющее большинство пациентов сильно пожилые, то все равно присутствует какое-то чувство некоей обреченности.

В приемном покое на медсестре гораздо больше "диагностической" ответственности, чем в других отделениях, в которых я была. Именно медсестры осуществляют сортировку пациентов по степени тяжести и срочности (триаж), именно медсестры проводят первичную оценку состояния пациента и задают направление для дальнейшей дифференциальной диагностики. И врачи в приемном покое прислушиваются к медсестрам намного больше, чем в терапии или хирургии, откровенно советуются. И да, тут реальное спасение жизней происходит!

Нагрузка бешеная. Каждая медсестра отвечает за 10-20 пациентов, каждый из которых находится на разных этапах выяснения причины его плохого самочувствия/проишествия, кто-то орет от боли, кто-то возмущается и проклинает все вокруг, кто-то тихо и молча страдает в уголочке, кого-то увезли в другое отделение, кто-то ушел делать рентген/СТ, кто-то только что получил лекарства и надо следить за его состоянием, кто-то неожиданно сейчас на глазах у удивленных зрителей впадает в кризис или развивает сердечный приступ... И про каждого из своих подопечных медсестра должна помнить, знать что он сейчас делает и где находится, что ему можно и чего нельзя, что прописали а что нет. В этом плане работа гораздо более нервная, чем в обычных отделениях, где пациенты уже госпитализированы, диагностированы, успокоены и внезапно не исчезают по пути с какой-нибудь проверки или не испаряются после дозы морфия (почечные колики у него были, ага, конечно).

Но я поняла, что мне реально не хватает продолжительности общения с пациентами. Приемный покой - это некий перевалочный пункт, пока с пациентом не станет все более-менее ясно. Иногда они у нас находятся много часов и даже больше суток, а иногда уже через полчаса их выписывают домой или госпитализируют в какое-то из отделений больницы. И иногда очень хочется прийти на следующий день к тем же пациентам, посмотреть, как у них дела и есть ли прогресс, проследить за какими-то тонкостями, поговорить с семьей снова, ободрить. Но в приемном покое невозможно прийти на следующий день к тем же пациентам. Да даже в течение смены они почти все сменяются, некоторые и не по одному разу. И ты не знаешь, что именно с ними стало - стало ли человеку лучше, насколько успешной была операция, какое конечное решение о лечении вынесли врачи? Мы только пытаемся определить причину и направляем пациента дальше, с надеждой что у него все будет хорошо. А что у него на самом деле было дальше - неизвестно. И мне немного мешает эта "обрывочность" общения с пациентами, эта недосказанность и неизвестность.

А некоторых пациентов так и не удается провести через приемный покой и отправить на дальнейшее лечение. Некоторые ухудшаются просто на глазах, и их все никак не удается стабилизировать даже чтобы свозить их на компьютерную томографию, что уж говорить об отправлении в другое отделение. И в интенсивной терапии никогда нет свободных мест, да, даже когда они очень нужны.

Грустно наблюдать, как у тебя на глазах состояние молодого еще человека пошагово все ухудшается и ухудшается, поэтапно падают то одни показатели, то другие, добавляются все новые и новые проблемы. Несколько часов назад человек с тобой разговаривал, а сейчас уже у него торчат трубки из всех возможных мест, открыты несколько периферийных и центральный лайны, за него дышит машина, влито бешеное количество жидкостей, крови, свежезамороженной плазмы, тромбоцитов, лекарств, в комнате толпятся врачи самых разных специальностей, сделаны самые разные тесты и снимки, а причина, почему человек умирает с такой скоростью и не реагирует на наши попытки это предотвратить, по прежнему неизвестна. В такие моменты только больше убеждаешься - когда придет твой час уйти, это в любом случае произойдет, и никакие врачи и самая лучшая медицина мира в этот процесс не в силах вмешаться. А может, оно и к лучшему, если к вопросу смерти подходить философски и с верой.

Ну а завтра у меня начинается последняя неделя, в течение которой нас будут оценивать наши инструкторы. Студенты бегают с выпученными глазами, но я думаю, ниче, прорвемся :)
rilliyah: (Default)
Очень интересная и кайфовая.
Мне очень нравится сам процесс - нужно все время быть собранным, очень быстро реагировать, успевать подумать обо всем сразу и очень много анализировать на ходу.
А еще обязательно требуется транслировать пациентам спокойствие, уверенность и поддержку, это бросается в глаза. Если в других отделениях находятся пациенты, уже прошедшие первые круги страдания, "смирившиеся" и понимающие, почему они в больнице, то в приемном покое большинство их них еще мечутся, еще не успевшие переварить, что они больны и им возможно понадобится провести здесь еще какое-то время. Мало кто просыпается утром и планирует провести свой день в приемном покое, обычно сюда их приводит какое-то неожиданное происшествие, и от этого люди в шоке и диком напряжении.

Видела, как в комнаты травмы привозили разных пациентов с мульти-травмами - падения с высоты, аварии, сбитые пешеходы. Комнату при этом готовят заранее, когда скорая еще только сообщает, кого везут и в каком примерно состоянии. В подготовленную комнату сразу заранее стекается персонал разного профиля, и когда пациента доставляют, все начинают работать одновременно и очень четко, все точно знают, кто и что должен делать, и каким-то загадочным образом десяток работающих людей не путаются и друг другу не мешают. Все как в фильмах, даже лучше. Завораживающая работа профессионалов :)
С менее обширными и срочными травмами даже удалось немножко поучаствовать в работе, под надзором других медбратьев и медсестер. Ну а простую рутинную работу (не травму) в миюне мы уже делаем сами - принимаем пациентов, делаем первичный опрос, ЭКГ, анализы крови. Тоже клево. Поняла, что мне нравится, когда надо работать быстро и четко.

И вообще мне все больше нравится отделение скорой помощи, которое у нас в больнице, кстати, большое и включает в себя несколько под-отделений:
- миюн самостоятельно ходящих (резиновый);
- миюн "лежачих" (на около 50 мест);
- 4 комнаты травмы - для откачивания тяжелых пациентов с мультитравмами;
- отделение для тех, кого госпитализируют и оставляют под наблюдением для легкого лечения (около 20 койкомест);
- отделение "болей в груди" - Chest Pain Unit - для наблюдения за людьми, которые пришли с болями в груди, никакие диагностические тесты ничего не выявили, но поскольку у них есть еще дополнительные факторы риска, то сразу их домой отпускать боятся;
- отделение синкопе - сейчас строят - для пациентов, упавших в обморок по непонятным (чаще всего, кардиальным) причинам.

Всерьез задумываюсь, что хотела бы там работать. Но как всегда есть куча "но" - тяжелая работа, безумные смены в непонятные часы, меньше ништяков (чем в первые годы работы в общей терапии, куда я намылилась ранее). И еще есть люди, которые советуют не начинать с приемного покоя, потому что оттуда потом вроде как особо некуда двигаться, когда переполняется чаща терпения. Типа, из терапии в приемный покой переходят, а из приемного покоя в терапию уже не пойдешь. То же самое и с отделением интенсивной терапии, поэтому, мол, менее принято сразу начинать с таких отделений. Не знаю, вроде что-то в этом есть... С другой стороны, работать надо там где хочется и нравится, умные люди говорят, что это единственный способ не "перегореть" и не обозлиться на весь мир (особенно с такой работой как работа медсестры). Надо поговорить с людьми, которые там начинали и росли, благо есть на примете тройка знакомых (очень хороших) преподавателей.

А это фотка из больничного окна в 5 часов утра. Видно, что только-только начинает светлеть на востоке. С приемным покоем и темой поста не связано :)

September 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page generated 24/7/17 20:31

Expand Cut Tags

No cut tags