Йеее

14/5/14 17:27
rilliyah: (smile-no-glasses)
Вчера на ночь глядя (реально, часов в 22) Минздрав таки опубликовал наши оценки.
Я сдала гос.экзамен на 92.
Вухууууу!

Сегодня была в больнице, повидалась с друзьями, которые еще и неожиданный подарок мне сделали на память за "всю мою помощь", ужасно приятно. Досдала все документы, сделала магнитную карточку, получила какую-то отвратительную форму, которую придется сдавать и менять каждый день в течение месяца, и только через месяц мне дадут нормальные личные комплекты пижам.

Готов к труду и обороне!
Начало труда назначено на воскресенье :)
rilliyah: (Default)
Сегодня было уже 3 недели с момента, как я "отстрелялась", сдав гос.экзамен на получение лицензии, к которому так долго и мучительно готовилась, а я все еще никак не зафиксировала это событие. Ну а поскольку ЖЖ у меня в последние годы стал скорее летописью, надо бы зафиксировать :) Экзамен прошел нормально, результаты будут еще недели через 2-3, но я уверена, что экзамен прошла, а точный результат уже интересен только для эго, поэтому менее критичен :)

Даже спустя 3 недели, все еще слабо верится, что учеба окончена. Что можно без чувства вины смотреть фильмы, делать уборку или ехать в машине без наушников с лекциями, засыпать не от того, что выдохся напрочь и нет ни моральных, ни физических сил ни на что. Странно разговаривать с людьми не об учебе, не о больницах, не о болезнях и пациентах. Странно вообще, что есть какой-то внешний мир без больниц, болезней и пациентов! Он точно существовал где-то эти 2 года? Странно, что нет никакого давящего экзамена впереди. За 2 года почти еженедельных беспрерывных экзаменов, презентаций и прочих проектов, один другого хуже, мозг уже как-то даже привык к режиму "не огорчайся, дальше - хуже". Как этот режим отключается? :)

Вообще, было адски тяжело. И я это говорю всем, кто у меня спрашивает, насколько трудно учиться на этой программе. Особенно это тяжело в нашей школе, там делают все возможное, чтобы студенты считали чудом то, что они выжили. И мы считаем. Иногда сами не понимаем, как вообще все это вынесли. Последние полгода были вообще сущим кошмаром, с этими экзаменами, стажем, матконетом, ломающейся психикой всех окружающих, драмами на каждом шагу и в жизнях. И мне было ужасно трудно. И это при том, что я молодая, бодрая, довольно неглупая, пока бездетная, с хорошим английском, с нормальным ивритом и получившая ранее степень в израильском университете... Да, я даже сумела этот кошмар закончить с отличием, но блин, ужасно, ужасно трудно! Выполнимо, но все время навязывается вопрос, а кому именно нужны такие жертвы? Да, из нас сделали аццких бойцов сестринского спецназа (или ниндзя! аватар, сделанный мужем в фейсбуке вышел пророческим), но было ли это необходимо для того чтобы стать просто хорошими медбратьями и медсестрами? (которыми все равно еще только предстоит стать)

Как бы там ни было, ЭТО закончилось. И закончилось хорошо и благополучно. Спасибо мужу, который старался понимать и поддерживать, и частенько возвращал в реальность из этого сумасшедшего мира, без него я бы точно с катушек съехала.

За время учебы я:
- обрела новых хороших друзей,
- опробовала новые вершины отчаяния и испытала внутренние резервы в очень трудных ситуациях,
- не желая того, устроила непростое испытание своему браку,
- узнала что я в состоянии сидеть на пятой точке ровно и учиться по 12-14 часов ежедневно без всякого риталина, на котором сидело около 70% студентов,
- узнала, что в "режиме медсестры" я могу быть потрясающе невозмутимой, необидчивой и дипломатичной,
- психика моя оказалась даже крепче и нормальнее, чем я ожидала,
- убедилась, что мне не показалось, и что мне эта работа очень нравится, не смотря на то, какими тяжелыми морально и физически являются обычные будние дни.

Теперь - смотрим в будущее, в начало новой эпохи.
Меньше, чем через месяц я начну работать уже официально дипломированной медсестрой в крупной государственной больнице, в одном из полюбившихся мне отделений.

Немного страшно. Уже не побежишь в каждой проблемной ситуации к инструктору-спасительнице. Уже не по 3 пациента, а значительно больше. Да и вообще... Нам столько вдалбливали, как это важно не работать на автомате, постоянно критически мыслить, все время продолжать учиться, насколько это вообще воплотимо? Получится ли у меня стать такой медсестрой, какой я хочу, вопреки обстоятельствам? Хочется верить, что да, примеры перед глазами есть, а дальше время покажет. Буду стараться, обещаю :)
rilliyah: (Default)

Стаж окончен.

Причем, с офигительной оценкой 99. Со своей потрясающе умной инструкторшей, до которой большей части обитателей нашей несколькосоттысячной больнички скакать и скакать, и со странным количеством моего протормаживания и тупления во время стажа, каковое мне было несвойственно ранее, я, честно говоря, не ожидала. Но приятно.

Во время стажа убедилась, что настоящая работа медсестры, по крайней мере в таком отделении, это даже еще сложнее и насыщеннее, чем я думала. Думала я и так с огромным почтением и трепетом, но все оказалось еще круче. Убедилась, что по-прежнему хочу работать в пнимит (в глубине души слегка опасалась, стажировка покажет что к чему, и мне захочется все побросать и убежать оттуда), и это тоже хорошо. Даже любовь к приемному покою немного уменьшилась в сравнении и отошла на второе место.

Долго колебалась, в какую пнимит идти работать после окончания учебы, в итоге выбрала ту, в которой делала первую практику ("хей"). Надеюсь, не ошиблась и не пожалею. Начинаю в конце мая. Отделение, в котором стажировалась ("алеф") тоже рассматривалось всерьез, особенно в свете всех тех положительных изменений, которые там начались и набирают обороты (два новых классных зама, больше медсестер на смены, постепенное избавление от некоторых нежелательных элементов). Но пока что выбор пал на хей. Посмотрим.

Кстати, удивительное насчет отделений внутренних болезней в нашей больничке. Read more... )

Сдала "матконет". Как мы к нему готовились за ту несчастную неделю, что нам выделили - это жесть. Выжимали все что могли из времени суток, по 12-14 часов сидели зарывшись в бумаги и книги каждый день. В каком диком напряжении все студенты были, сколько опять эпизодов нервных срывов и слез, страхов и переживаний. Сдала в итоге тоже с хорошей оценкой (88), но это, блин, не показатель вообще ничего. Вопреки обещаниям, это все же не было полной симуляцией гос.экзамена. Мы получили по 98 вопросов в 2 частях как на госе, но вопросы шли вперемешку - около 70% внутренние вопросы нашей школы, и только около 30% вопросы с прошлых гос.экзаменов, да и те в точно том же виде, в каком они появлялись на гос.экзаменах. Так что диагностика сомнительная.

Зато - все экзамены сданы и все закрыто! Мы выжили! :)
Больше никаких долгов, экзаменов, неожиданных подстав, головомороки со школой!
Место будущей работы и дата начала тоже уже определены и период сомнений и решений уже позади.
Как-то стало морально легче, даже не смотря на приближение часа Х :)

Через месяц - час Х, то бишь экзамен на лицензию. Долгая поездка в Иерусалим, 5-часовой экзамен, долгое возвращение по пробкам обратно, мучительное ожидание результатов... Бог даст, он тоже пройдет успешно и тем самым благополучно закроет еще один этап в жизни.
А пока - ровно месяц активной многочасовой ежедневной подготовки. Главное не сойти с ума :)

Стаж

10/2/14 20:49
rilliyah: (Default)
Еще несколько дней - и стаж закончится.
Вставать в 5 с копейками, торчать в больнице с 7 до 19 - это уже такие мелочи, уже привыкла.
Сегодня купили для М. подарок.
Сокурсники мои говорят, что уже устали от отделения, и я их даже понимаю. Оно и впрямь немножко слишком активное и экшеновое, регулярно по 50+ пациентов и забитые "коридорные" места, у нас почти не бывает "спокойных" дней на стаже, все время какие-нибудь драматические процессы происходят. То кто-нибудь впадает в шок, то кто-нибудь начинает задыхаться и орать, то чей-нибудь пациент решает что сегодняшний день должен ознаменоваться вытаскиванием всех возможных трубок изо всех мест, то у кого-нибудь большой эпилептический припадок случается. Не скучно - это точно. Но через какое-то время начинает утомлять, хочется и спокойных дней тоже, а они слишком редки.
И я понимаю, почему ребята говорят, что устали. Но мне как-то грустно этот стаж заканчивать. Не хочется с М. расставаться. Я всегда привязываюсь, но к ней вообще прикипела. И хотя по ряду причин уже решила о другом отделении, где начинать работать, все равно регулярно себя ловлю на мысли "а может остаться тут" только из-за нее. Эх.
rilliyah: (Default)
А паренек-араб, которого выгнали с учебы в середине стажа, между тем, написал письмо депутату Кнессета о том, что его прессовали, третировали и дискриминировали по национальному признаку и выгнали тоже за это. Депутат Кнессета уже откликнулся, связался с адвокатами и с нашей школой, и теперь, видимо, будет шумное разбирательство.
Думаю, инструкторша, которая его так жестко выставила со стажировки в гериатрии, теперь уже будет не рада.

С одной стороны, это правильно. Потому что если человек "не подходит профессии", то, уж простите, но это должно быть заметно гораздо раньше, чем за 2 месяца до получения лицензии и некрасиво так по-свински поступать с людьми, которые угробили 2 года своей жизни.

С другой стороны, наверняка, извлеченный урок явно будет совсем не этим. Как всегда. Вместо этого, после этой истории некоторые клинические инструкторы будут стрематься лишний связываться с некоторыми представителя нац.меньшинств, даже когда это делать необходимо.
rilliyah: (smile-no-glasses)
У меня все еще сложные и незрелые отношения со смертью. И в этой профессии с этим надо что-то делать, тем более что я собираюсь идти работать в терапию.
Есть у меня какое-то глубокое внутреннее несогласие с самим фактом того, что все живут и умирают.

Все когда-нибудь умрут.
Также, как есть рождения, есть и смерть.
Естественный цикл жизни.
Человек прожил долгую и достойную жизнь, все дети-внуки-правнуки попрощались.
Она ушла очень мирно, перед этим дав последний хороший бой болезни.
Сегодня утром не стало... Сегодня должны были начать химиотерапию.
Человек мучался и сам выбрал умереть.
То, как он мучался в последнее время - уж лучше бы сразу умер.
Пациент сам попросил облегчить его страдания и отпустить.
Семья отказалась от экстренных мер, чтобы пациент не страдал.
Когда умирают старики - это естественно, а вот когда молодые...

Чего только не приходится услышать. Медперсонал развивает какие-то защитные механизмы, и они вполне логичные. Да, очень часто лучше, чтобы человек не мучался и отпустить, потому что продление жизни в больнице, без сознания, на аппаратах и постепенный долгий отказ всего организма и всех систем по очереди это еще хуже. Да, когда умирают старые люди - это, наверное, часть естественного процесса и цикла жизни, никто ведь не вечен. Да, это может собственным желанием и правом пациента.

Но у меня пока все эти вещи не работают. Умом я все это понимаю, а вот сердцем... В душе все равно как-то по-детски хочется, чтобы все всегда жили счастливо, чтобы никто не болел - ни молодые, ни их бабушки и дедушки, ни прабабушки и прадедушки, чтобы никто не терял родных, чтобы никто не страдал, чтобы никто не умирал. И когда я вижу, что жизнь устроена иначе - в том же детском наивном уголке души поднимается несогласие. Глухое и непродуктивное, а что с ним поделать?

На функционировании это не сказывается, а если и сказывается, то наверное, только в лучшую сторону. Убеждаю себя мантрами: дать человеку достойно и мирно уйти - это тоже важная часть моей работы. Сделать для семьи пациента этот ужасный болезненный процесс насколько мне доступно спокойным и менее травматичным - тоже очень важная часть моей работы. Для меня это еще один день в отделении, а для них - день, когда переворачивается весь мир, и этот день навсегда останется в их памяти.
И по реакции людей, я вижу, что это действительно важно. И если в таком горе, когда я заканчиваю смену и прощаюсь, люди находят силы вытереть слезы, обнять, поблагодарить за все, улыбнуться и от души пожелать удачи в работе и профессии, то я чувствую, что даже ради этого дня и этих не знакомых мне людей, стоило так учиться, стоило здесь оказаться, и день прожит не зря, и все что я делаю - не зря... Все это есть. Но все равно так и остается глухое внутреннее несогласие. Пройдет ли оно когда-нибудь?
rilliyah: (Default)
Прошло уже 6 недель стажировки, осталось всего 3.
Мне нравится, хотя по-прежнему тяжело 4-5 дней с 7 до 16 носиться. Убедилась, что начать работать хочу с отделения общей терапии.
Учусь - неведомое количество информации и знаний каждый день. Все, все вновинку! Как будто и не было этих 2 лет напряженной учебы в одной из лучших школ страны. Ни на одной из практик у меня еще не было такого ощущения. И я знаю, почему. В этот раз мне безумно повезло с медсестрой-инструктором.

Я люблю свою инструкторшу. Вернее, не так. Я ее обожаю и восхищаюсь каждый день. Только ради нее стоило попасть на стаж в это отделение! Такой работоспособной, эффективной и умной медсестры мне еще не доводилось встречать, и, боюсь, вряд ли еще встретится кто-то подобный на пути, слишком уже высока планка. Конечно, невозможно знать все, но впечатление складывается именно такое - что она знает ВСЕ, что хоть как-то касается внутренних болезней и хотя бы раз проходило через нее за 10 лет ее работы в пнимите. Это кладезь, просто кладезь знаний.

Хочу быть как она. Иногда мне кажется, что, может быть, если действительно с интересом и жаждой знаний работать 10 лет в таком активном отделении, и каждый раз ковырять литературу и читать все про болезни, процедуры с которыми приходится сталкиваться, то может быть когда-нибудь я стану похожа на нее? Но потом она снова скажет или спросит что-нибудь... например, в контексте возможных побочных эффектов какого-то лекарства у пациента: "Ну, подумайте, почему и что может быть?.. Подсказка: какая валентность у железа?" или "Что проходит в Capsula Interna, почему у пациентки экстрапирамидальные симптомы?" и тут-то я и понимаю, что нет, такой как она мне не быть. Потому что одно дело читать и запоминать все что творится в практике, это уже очень круто и далеко не всем доступно. Но если это я могу хотя бы стремиться делать, то вот закрывать мои дыры в знаниях химии и биохимии, или учить анатомию глубже того, что преподают в школе для медсестер, уже никто не будет.

Думаю, М. останется моим недостижимым идеалом. Но я очень рада, что попала к ней на стаж и с ней вижу работу медсестры совсем другого уровня.
Осталось 3 недели стажа. Вообще ничего. А я еще столько не узнала и не запомнила! Как хотелось бы под ее руководством поучиться хотя бы с годик...
rilliyah: (Default)
А между тем, я уже 2 недели стажируюсь в отделении внутренних болезней №1 (пнимит алеф) в нашей больничке. Впервые в одной группе с лучшей подругой с учебы, впервые вообще группа сформирована из моих друзей, а не просто случайных сокурсников, что очень улучшает получаемые от стажировки эмоции :)

К статусу "стажеров" все еще не привыкли и не отзываемся :) Бегаем с выпученными глазами, в напряжении, в страхе перепутать лекарства между пациентами или записать что-нибудь в компьютере не тому пациенту. Как медсестры приобретают способность не путаться между 10-15 пациентами?! За смену с 7:00 до 15:30 еле-еле удается посидеть на попе ровно около получаса в общей сложности (и то, параллельно захомячивая бутерброд и читая анамнезы), все остальное время на ногах. Ноги, понятное дело, после смены, гудят и отваливаются. Выползаем вымотанные и убитые, но при этом довольные. Разновидность мазохизма :)

Об отделении была наслышана не самым лучшим образом, поэтому шла с некоторой опаской. Но, должна сказать, пока что мне нравится. Все организованно, все разложено по полочкам, все роли, задачи и ответственности четко распределены между всеми членами персонала. Очень многое и очень многие действительно работают по правилам и следуют инструкциям. Больше всего моя инструктор, но не только. После многих других отделений, где мне довелось практиковаться во время учебы, я была удивлена, что кто-то все же следует этим инструкциям, и что работа отделения может быть такой организованной. И, черт побери, я поняла, что зануде и отличнице типа меня эта организованность и правильность очень подходит! Ведь все правила и инструкции созданы не на пустом месте, и хотя некоторые элементы иногда кажутся абсурдными, по большому счету они созданы чтобы улучшать качество нашей работы и лечение, которое получают пациенты. И коммуникации между персоналом будут гораздо проще и эффективнее, если весь персонал будет следовать правилам.
У меня возникло смутное ощущение, что часть нелестных отзывов, которые я слышала об отделении, были созданы именно таким типом работников, которые плохо знакомы с инструкциями, которые ищут где бы сократить путь, где бы сделать попроще и напрячься поменьше. Таких тоже в нашей профессии немало, к сожалению. И понятно, что если они попадают в рабочую среду, где за этим следят и гоняют, то из такого места они бегут. Обсирая на ходу.
Хотя, может есть что-то еще... Впереди еще 2 месяца, наверное, будет еще время выяснить.

Моя инструкторша на стаже - это отдельная тема, которая заслуживает отдельного поста. Это такой МОЗГ, который содержит столько знаний и столько глубокого понимания физиологических, биологических и химических процессов, что мне регулярно приходится после клинических обсуждений с ней подбирать челюсть с пола. Бешеное количество знаний, гораздо более глубоких чем я обычно вижу у медбратьев и медсестер (даже крутых), бешеная способность интеграции огромного количества информации и ее применение. И в отделении заметно, что все ее очень уважают, с ее мнением все считаются. Очень challenging, она развивает во мне клиническое мышление гораздо лучше чем все другие учителя и инструкторы, с которыми доводилось сталкиваться. Иногда прямо кажется что она растягивает мою коробочку с мозгом в стороны, чтобы уместить туда еще больше :) И я получаю от этого всего дикое удовольствие, и чувствую что в ближайшие два месяца с ней надо только и делать, что впитывать-впитывать-и-впитывать насколько можно больше. В общем, с инструкторшей очень повезло, не представляю себе кого-либо лучше для меня на этом заключительном этапе учебы. А все остальное на стаже, даже если неидеально - с ней будет преодолимо :)
rilliyah: (Default)
Последняя практика давно закончилась (ну, почти... еще надо пройти курс подготовки к родам), а у меня все времени нет записать. И не будет в ближайшее время, так что пишу на ходу, как есть.

Убедилась, что акушерство - это все-таки не мое, хотя в родильной палате было классно. Самая классная смена за всю гинеко-акушерскую практику. Попала на отличную акушерку с явно большим опытом и профессиональным чутьем. Она так классно успокаивала роженицу, давала ей время там где считала нужным, и в то же время очень мягко и грамотно подталкивала, когда было надо и не давала идти на попятную в процессе. Далеко не все акушерки умеют так обращаться с роженицами, это видно. Девушка была с первыми родами, вся в стрессе и напряжении, рожала с мамой и с мужем, но в итоге все были так довольны и так благодарили акушерку.

Сами роды - есть в этом что-то пугающее, и в то же время завораживающее. Еще совсем недавно ребенок был внутри, а теперь вот, он уже снаружи, тихонько посапывает на плачущей от эмоций маме, новый полноценный человек на свете, хоть и маленький и несамостоятельный. Есть во всем этом что-то волшебное, не смотря на все физиологические малопривлекательные на первый взгляд подробности.

Я даже почти поняла, почему так много медсестер хотят быть именно акушерками или работать в области акушерства / постродовом / с новорожденными / заниматься грудным вскармливанием и т.п. Вся эта область медицины гораздо больше имеет дело с естественными процессами и этапами в жизни людей, а не патологическими, как все остальные. В середине практики вдруг ловишь себя на том, что в основном всех пациентов поздравляешь, а не желаешь выздоровления как обычно :) Думаю, это привлекает многих, атмосфера совсем другая. Особенно это заметно, когда все проходит нормально и без осложнений (а это большинство родов).
Когда дело осложняется, это уже другой вопрос, конечно. Даже простое ручное удаление плаценты в операционной у женщины с послеродовым кровотечением - это бррри не для слабонервных ), я уж молчу о более сложных и опасных случаях и процедурах. Но в целом, все же вся эта область более "естественная", что ли, тут гораздо больше полагаются на человеческий организм, в отличие от всех других отделений, где мы всеми правдами и неправдами пытаемся вмешаться в замкнутый круг, созданный организмом.

Интересно по-своему, и приятно, много положительных моментов и эмоций. Но не думаю, что когда-нибудь сюда вернусь :) Наверное, это первая моя практика, после которой я знаю, что вряд ли когда-нибудь туда пойду. По стечению обстоятельств, это последняя моя клиническая практика в учебной программе.

Теперь осталось сделать стаж 9-10 недель (в общей терапии) и не потерять веру в человечество в течение ближайших полугода нашей опупенной учебы. Времени нет категорически. Этот пост написан в ущерб чтению хирургии к следующему экзамену :) Если пропаду - не поминайте лихом!
rilliyah: (smile-no-glasses)
Программа переквалификации всегда была и считалась тяжелой и очень сильно отнимающей жизнь в процессе. Но в этот раз мы всех переплюнули :) Если раньше у руководства школы и у людей, сидящих в гос.управлении медсестрами, еще были какие-то иллюзии по поводу того, что нашу драконовскую программу переквалификации можно, напрягшись, пройти за 2 года, то сейчас уже точно никаких сомнений не осталось.

У нас физически нет времени ни на некоторые предметы, которые мы не успели пройти, ни на некоторые из экзаменов, которые надо сдать. Ближайшие полгода мы учимся по 5-6 раз в неделю, экзамены у нас по-прежнему остаются каждую неделю-две, и это при том, что мы уже приближаемся к финишной прямой, экзамены сейчас на носу большие, которые подводят уже итог всему обучению. В декабре начинается стаж. Просто для примера - на подготовку к экзамену, который является полной симуляцией гос.экзамена на лицензию у нас есть ровно 2 недели после предыдущего экзамена, на фоне стажа+ учебы 5 раз в неделю. Уже даже никто не заикается о работе, семье, детях. Каждый, кто сейчас спотыкается с экзаменом или на практике, автоматически переводится сдавать гос.экзамен на лицензию на полгода позже. И даже не потому что они такие злые, а потому что, опять же, физически нет времени дать возможность людям пересдать, некуда пихать в расписание.

Некоторые другие школы, в которых набрали группы одновременно с нами на "экспериментальную" программу за 2 года, уже давно забили на это и перевели наших собратьев по несчастью на 2.5 года, что позволяет немного разгрузить. Мы решили биться до последнего, ибо мысль о том, что все это будет длиться еще год, а не полгода - невыносима ни для кого. Но от напряжения уже пар из ушей валит. А оно все продолжает нарастать. Хотя казалось бы, куда еще? :)

PS: Зато получила одноразовый приз-стипендию за отличную учебу и социальный вклад. Немного, но приятно :) Френды в ФБ уже видели, но я хочу себе и здесь тоже на память оставить. Имя, конечно, как всегда написали с ошибкой, но я к этому привычна :)
rilliyah: (Default)
Это, кажется, все-таки не мое.
С новорожденными было мило, но скучно и ужасно монотонно.

В послеродовом отделении тоже скучно. В большинстве своем, роженицы - здоровые и самостоятельные пациентки, и это хорошо. Но мне, как потенциальной медсестре, с ними реально нечего делать. Замерить давление-пульс, температуру, изредка взять анализы крови и посидеть минут 10 с длинным инструктажем по поводу основных важных моментов в течение послеродового периода - вот и все, это максимум задач на один день. Они сами себя обслуживают, целый день ходят-гуляют, и даже в тех редких случаях, когда от них что-нибудь надо - приходится за ними гоняться и искать.

Отделение для беременных с высоким риском - более интересное, но тяжелое. Многие пациентки там со страшными историями, причем часто и молодые, и без факторов риска, и с успешными беременностями и родами в прошлом. Мнительным женщинам туда нельзя, иначе потом очень страшно своих детей заводить. Может быть, легче тем, кто плод не воспринимает как полноценную жизнь и как ребенка, пока он внутри... Но я не из таких, и у меня каждый раз мороз по коже от каждого обсуждения случая из разряда "ну да, у этой пациентки это не обсуждается, но вообще обычно в таких случаях сразу рекомендуют прерывание беременности, т.к. у таких близнецов больше шансов умереть в утробе, чем выжить". А речь идет о пока что здоровых и нормальных детях, у которых риск очень высокий статистически, т.е. может все закончиться печально. А может и нет. Но статистика плохая. Брррррр.

Зато центр естественных родов в нашей больнице - просто прелесть :) По стечению обстоятельств, 2 из 3 наших основных учительниц-акушерок в школе - были основательницами этого центра 9 лет назад, идейными вдохновителями, разработчиками, и вплоть до сегодняшнего дня активными участницами. Теперь я понимаю откуда ноги растут у многих дырок в наших головах, которые они нам пробивают на уроках :)

Хорошо то, что осталась всего неделя практики, включая ночную смену наедине с акушеркой в родильной палате (уф!). Но напрягает то, что вчера нам сообщили, что нам еще надо делать симуляции по принятию родов в срочных ситуациях, и еще пройти курс подготовки к родам (обычный, как пары проходят), а это еще на несколько недель затянется, и помимо 2 больших работ еще одну в конце курса написать, и еще каких-то часов нам все равно не хватит... Иногда мне кажется, что в нашей школе все-таки слегка перебарщивают с важностью и требованиями именно в этой области. А ведь далеко не все студенты пойдут учиться на акушеров/акушерок или вообще работать в женские отделения...
rilliyah: (Default)
Synopsis of Psychiatry - это один из самых интересных учебников, что у меня когда-либо были. Впервые я в него погрузилась еще летом, когда проходила практику в психиатрии, на волне своей внутренней борьбы и поиска несуществующих ответов на вопросы.

Теперь я его активно читаю в рамках подготовки к экзамену по психиатрии.
Есть только одна маленькая проблемка - я читаю главы, которые мне для экзамена нафиг не нужны :)
Потому что интересно! Написано очень удобным и дружественным языком, с картинками, с описаниями клинических случаев из реальной жизни. (В отличие от Psychiatric Mental Health Nursing, который у меня даже под нажимом не идет.)

Эх. Вот будет когда-нибудь на старости побольше свободного времени, можно не только детективы читать :)
rilliyah: (Default)
Акушерство и гинекология. Начинаю ее с полутора недель в отделении с новорожденными. Как и в прошлый раз, для меня предыдущая практика плавно перетекает в нынешнюю.

Пока полет нормальный, малютки смешные, но очень хочется их всех воссоединить с мамами, как-то это ощущается неправильным и неестественным, когда такие малюсенькие лежат одни. Особенно после того как нам на всех возможных предметах дырку в голове сделали установлением связи между родителями и ребенком, важностью постоянного контакта и присутствия, тем, как все это влияет на развитие ребенка и т.п.

Получаем детей с возраста 1 час :) Проверяем их, заводим на них дела и карточки, делаем прививки, проводим первые в их жизни купания и впервые надеваем на них одежду, держим и успокаиваем, когда они недовольны и голодны (а мамы все еще не поступили в отделение, поэтому их все еще нельзя к ним отправить). Несколько дней проведем также в отделении, где новорожденные не совсем здоровые или с какими-нибудь осложнениями. Но в интенсивную терапию нам не доведется попасть.

В программе полторы недели с новорожденными, неделя с роженицами, неделя с беременными с высоким риском, и еще отдельно где-то непонятно где, полноценная смена с акушеркой в родильном. Никто из френдесс в ближайшее время рожать в нашей больнице не собирается?? :)
rilliyah: (Default)
Довелось мне провести день в операционной.

Я в операционной раньше никогда не была, но очень хотела, поэтому морда такая довольная :)
Еще бы! Весь день стояла и дышала в плечо и в затылок хирургам, наблюдала за каждым их действием либо своими глазами с расстояния полметра максимум, либо на большом экране в отличном разрешении (если это была лапароскопия).

Моей 11-месячной пациентке, которую я вела всю неделю, делали операцию по установке "порта" для дальнейших курсов химиотерапии. И я попросилась присутствовать на операции. Было очень странно видеть эту живую и подвижную девочку, которая в обычное время ни секунды не сидит на месте, на операционном столе, с тубусом, заклеенными глазами, под общим наркозом. Слава Богу, операция прошла успешно, я с ней и ее мамой была и в послеоперационной, пока девочка приходила в себя после наркоза. Причем мне довелось ее маме сообщить, что все прошло хорошо и без осложнений, на таких маленьких операциях, видимо, хирурги этого не делают.


Рентгеновский снимок справа - как раз после вставления порта. Кстати, у детских хирургов даже свинцовые фартуки для рентгена - яркие, рисованые, в цветочек. Прикольные.

Дальше... )
rilliyah: (Default)
Я опять ошибалась. Я думала, что мне будет трудно с детьми, что я буду себя чувствовать с ними неуверенно из-за того, что у меня мало опыта. Я думала, что морально мне будет трудно с болеющими беспомощными детьми и их лечением.

Оказалось, что это не так. С детьми не так сложно. Дети понятные и искренние, дети не прячут своих чувств и с ними не нужно угадывать, что именно они ощущают и что нужно делать. На меня все пациенты разных возрастов реагировали хорошо. Ребенка, даже если ему плохо и больно, можно отвлечь, его довольно легко утешить. С ними просто нужно быть еще открытее и нежнее, и тогда обычная работа медсестры мало чем отличается от других отделений. Зато когда дети чувствуют себя лучше, их радость, их контакт, их смех и заглядывание в глаза, все настолько искренни и чисты, они не помнят вчерашнее страдание, они живут нынешним моментом, в котором все хорошо.

Самые беспомощные в детском отделении - не дети, а их родители. Взрослые люди, которых рвет на части от любви и жалости к своему ребенку, которых разрывает изнутри ощущение несправедливости и беспомощности, вины и обвинения окружающих, ответственности за самое дорогое и любимое, что у них есть, и при этом неспособности и бессилия повлиять. И они, в отличие от детей, понимают. Взрослые понимают, что такое рак и метастазы, что такое агрессивная химиотерапия, что означает плохой прогноз и низкая выживаемость. Они отвлекаются от тяжелых мыслей лишь на короткое время, и визит медицинского клоуна с 10 до 12 не решает всех проблем и тяжелых дум и чувств. Они окружают своих детей заботой и любовью, любовь из них сочится каждую секунду, в каждом из миллиона поцелуев, объятий, вдохов, но эта любовь смешана с таким количеством разрушающей боли...

Именно работа с родителями - самая тяжелая часть, а не сами больные дети. Поддержка, объяснения, беседы, возможность дать выговориться или выплакаться, возможность дать выход всем накопившимся смешанным и ярким чувствам, сопровождение на тяжелые процедуры и операции, разговоры, в которых люди выплескивают самое сокровенное и болезненное, а назавтра все снова по новой... Ощущение безумной важности этой поддержки, ответственности и необходимости быть рядом, чувство собственной неожиданной нужности и причастности. Наверное, в таких отделениях работают из-за них, а не только потому что "очень любят детей".
rilliyah: (smile-no-glasses)
Это я думала, что закончила практику по психиатрии. Психиатрия не закончила со мной!

Первый же пациент в детском отделении - 15-летний религиозный парень с нарушениями пищевого поведения, элементами обсессивно-компульсивного расстройства, на антипсихотических лекарствах, наблюдающийся в соответствующих клиниках... и вообще, судя по тому как у него все это прогрессирует, и в будущем во взрослом возрасте у него есть шансы продолжать общение с некоторыми заведениями психиатрического здравоохранения. Изучала описания и заключения психиатров и психологов, чувствовала себя будто просто плавно продолжаю практику в психиатрии, хоть и сменились декорации.

Вообще впечатления от детского отделения неоднозначные пока.
Вроде бы много интересных случаев и приятный персонал. В детском корпусе вообще находиться приятно - все новенькое, все цветное, все продуманно. Распорядок дня отличается от взрослых отделений тем, что он намного более гибкий, под детей стараются подстраиваться насколько это возможно. И все лекарства и все процедуры делаются всегда в процедурном кабинете, ничего не делается прямо у кровати пациента, как мы привыкли со взрослыми, потому что кровать и комната должны оставаться для ребенка безопасным местом.

Но как-то не лежит пока душа к этому отделению.
Морально оно тяжелое, множество душераздирающих историй, около 80% госпитализированных там детей вряд ли выйдут из больницы. Нелегко видеть страдающих беспомощных пациентов, а дети всегда беспомощны.
Много рака, много опухолей. А то, что не рак, то сильные ожоги, требующие пересадки кожи; другие тяжелые хронические болезни, с которыми они будут мучаться всю жизнь, причем в некоторых случаях жизнь будет не очень долгой и не очень комфортной. Некоторые лечатся целыми семьями, если речь о генетических болезнях. Есть несколько взрослых с болезнями,  которые считаются специализацией детских врачей (например, цистический фиброз), поэтому они так до конца и лечатся и госпитализируются в детских отделениях. 

Около 3/4 пациентов составляют арабы с территорий и из Газы, при этом разговорный иврит знают лишь единицы. Некоторые практически живут в больнице, потому что отпустить на короткий промежуток времени домой их не могут, т.к. потом у них занимает много времени снова получить разрешение на пересечение границы и возвращение в Израиль, так и остаются годами. Есть такие дети, которые у себя дома в Газе только родились, и с тех пор только в Израиле и были. Порождает это и ряд других проблем - например, когда есть очень-очень больные дети и недобросовестные родители, которые за детьми не ухаживают, не помогают лечению, пассивно вредят, обманывают медперсонал по непонятным причинам, но и сделать с этим ничего нельзя, потому что они граждане Палестинской автономии, и наши социальные и юридические силы здесь бессильны. Дети обрастают осложнениями и проходят разные трудные и болезненные процедуры, которых можно было бы избежать.

В общем, тоже своеобразная специфика, и пока что меня не очень привлекает. Хотя, помня, как я страдала в первые недели в психиатрии, и как потом постепенно поняла и прониклась, не зарекаюсь. Немного опасаюсь более маленьких пациентов, которых наверняка еще получу, потому что опыт с детьми у меня ограничивается только собственными племянниками, которым я хоть и была в прошлом практически 24-часовой нянькой, но это ж все равно мои племяши, как-то это по-другому. А как чужих детей уговаривать принимать лекарства, ставить капельницы, обрабатывать раны, делать процедуры? Как с ними общаться? Как самой при этом улыбаться и излучать позитив, когда ребенку плохо, он плачет, и ему в этом возрасте еще не объяснить что так надо, что это для его же блага? И у них это не разовая прививка раз в несколько месяцев, это больница и полноценная госпитализация со всеми вытекающими.
rilliyah: (Default)
С другой стороны, когда много раз собираешь себя заново по кусочкам, может это не так уж и плохо. Может, в конечном счете собирается что-то новое. Лучшее.

Практика закончилась. Формально она не отличалась чем-то потрясающе выдающимся. Но эта практика была одной из самых интенсивных для меня, одной из самых непростых морально и внутренне-переворотных. Но вместе с тем, когда получается разрешить внутренние конфликты, когда начинаешь немного иначе, глубже и мудрее смотреть на вещи, становится легче и открываются новые элементы и новые перспективы.

Очень повезло с инструктором. Благодаря нему, обучение получилось куда глубже, чем могло бы быть. Он регулярно подбрасывал пищу для размышлений, иногда сознательно поднимая непростые этические дилеммы, иногда, может, даже ненамеренно, бросив какую-нибудь фразу или рассказав какой-нибудь эпизод. Другие студенты, наверное, даже внимания на это не обращали, а мой мозг цеплялся за все. И перерабатывал-перерабатывал, искал, изучал, снова перерабатывал.

Я очень довольна. Со скрежетом на зубах, слезами, эмоциями, разворошиванием дальних уголков души, изменениями во взглядах и мыслях, но это было мне важно. И нужно. Думаю, что мое переваривание и осмысливание еще отнюдь не закончилось, хотя практика уже да...
rilliyah: (Default)
Практика двигается потихоньку. Психиатрия - несомненно, одна из интереснейших областей, если говорить о самих расстройствах, проявлениях, диагностике, теории и литературе. Но это совсем другой компот, когда имеешь дело с пациентами в психиатрическом отделении, особенно в закрытом. Хотя закрытое отделение в нашей больнице считается "мягким" относительно некоторых других мест, но все равно столько всего специфического, с чем я больше особо нигде не сталкиваюсь.

Например )

Были также в центре пищевых расстройств, где лечатся больные анорексией, булимией и прочими видами. Тоже очень невеселое место, где лечат серьезные психические проблемы. Там, хоть и понимаешь что у всех мер и санкций есть причина и за этим стоит какой-то рационал, со стороны все равно выглядит очень диким то, что взрослых самостоятельных людей нужно ТАК контролировать, шпынять, обыскивать и держать при такой, сильно напоминающей тюремную, дисциплине.

Интересно было посмотреть и на элетрошоковую терапию в действии. Электричество, электроды к вискам, электроэнцефалограмма строчит рядом, все как полагается. Само собой, выглядит это не так драматично, как любят показывать в фильмах, поскольку делается под полной анестезией, чтобы люди не чувствовали боли, к тому же с лекарствами, которые расслабляют мышцы и предотвращают конвульсии. Да и пациенты в большинстве случаев идут на это по своему согласию, знают что их ждет и не сопротивляются. Но тоже оставляет своеобразное впечатление.

В целом, я поняла, что для того чтобы работать в психиатрии, нужно иметь для этого какой-то определенный склад характера, очень здравую порцию циничности и уверенность в собственном психическом здоровье. Потому что даже за несколько недель нахождения там, грани нормы размываются, а что происходит за несколько лет? Да и пациенты совсем другие, потому что психические болезни - они тоже совсем другие, большинство из них не будут излечены и не будут вести "обычный\нормальный" образ жизни, и все это будет длиться долгие-долгие годы, они будут возвращаться снова и снова, все в худшем и в худшем состоянии.

Мне психиатрия, скорее всего, не подходит. По многим причинам, но при этом перечисленные мною выше даже не главные. Основная - это то, что мне очень трудно дается смотреть на этих пациентов, на их ограничения внутренние и внешние, на их страдания и старания, за многих прямо сердце сжимается и слезы на глаза наворачиваются. Какие-то истории больно тыкают по чувствительным точкам в душе и навевают болезненные воспоминания, а также мысли, к которым совсем не хочется возвращаться. Другие - душераздирающи сами по себе, и ты становишься их свидетелем и даже участником, при этом без реальной возможности помочь, просто потому что "истории успеха" в психиатрии весьма условно можно назвать успехом. Мне с этим трудно примириться, где-то на базовом уровне. Некомфортно полностью отказаться от понятий "черного" и "белого", и все время жить и мыслить в какой-то серой зоне. Мне легче дается заботиться о больных, даже тяжелобольных, но телом, а не душой. Там, где можно попытаться что-то сделать и предпринять, а во многих случаях и увидеть и почувствовать результат. Там, где не надо собирать результаты и удовлетворенность от своей работы по крупицам, и не надо раз за разом собирать заново себя.
rilliyah: (Default)
Отделение интересное. Мужское. Есть "открытое" отделение, где пациенты лежат, в основном, по своей воле и в большинстве своем довольно спокойны и уравновешенны, и "закрытое", где находятся пациенты в более острых состояниях различных расстройств, и в основном госпитализированы принудительно.

Честно говоря, закрытое отделение у меня вызвало больше эмоций, чем я сама того ожидала. В основном, негативных. Трудно перевариваю вот так вот запертых и в значительной степени беспомощных людей, хоть и нахожусь по ту сторону баррикад, которая оказывает помощь и лечение, и понимаю, что все это не просто так, и для их же блага, а все равно... Для многих там это натуральная тюрьма. 4 стены, в которых им абсолютно нечего делать, практически отсутствует связь с внешним миром, и они окружены еще парой десятков людей в не менее легких состояниях. Возможно, личный опыт и мрачные истории из прошлого не помогают, а наоборот, мешают мне в этом плане. Как-то грустно...

С инструктором повезло, в очередной раз. Милый, спокойный, очень нордического склада характера медбрат.
Посмотрим, чему он нас научит, и какая у меня сложится динамика в отношениях с отделением, пациентами, и вообще всей этой областью... Но первый день меня как-то неожиданно ткнул в чувствительные точки.

September 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page generated 26/9/17 18:07

Expand Cut Tags

No cut tags